?

Log in

No account? Create an account
о таких размышлениях - give if you want, get if you like [entries|archive|friends|userinfo]
Oleksandr Chornous

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

о таких размышлениях [фев. 25, 2011|09:34 pm]
Oleksandr Chornous
[Tags|, ]

Конечно - смерть. - Гусев заговорил словно в раздумьи. - Я об ней много думал, Мстислав Сергеевич. Лежишь в поле с винтовкой, дождик, темно, почти что, как здесь. О чем ни думай - все к смерти вернешься. И видишь себя, - валяешься ты оскаленный, окоченелый, как обозная лошадь с боку дороги. Не знаю я, что будет после смерти, - этого не знаю. Это - особенное. Но мне здесь, покуда я живой, нужно знать: падаль я лошадиная, или я человек? Или это все равно? Или это не все равно? Когда буду умирать - глаза закачу, зубы стисну, судорогой сломает, - кончился... в эту минуту - весь свет, все, что я моими глазами видел - перевернется или не перевернется? Вот что страшно, - валяюсь я мертвый, оскаленный, - это я-то, ведь я себя с трех лет помню, и меня - нет, а все на свете продолжает итти своим порядком? Это непонятно. Неправильно. Должно все перевернуться, если я умер. С 914 людей убиваем и мы привыкли, - что такое человек? приложился в него из винтовки, вот тебе и человек. Нет, Мстислав Сергеевич, это не так просто. За семь лет свет разве не перевернулся? Как шубу - кверху мехом - его вывернули. Это мы когда-нибудь заметим. Так-то. Я знаю - в смертный час мой, - небо затрещит, разорвется. Убить меня - свет пополам разодрать. Нет, я не падаль. Я ночью, раз, на возу лежал, раненый, кверху носом, - поглядываю на звезды. Тоска, тошно. Вошь, думаю, да я, - не все ли равно. Вше пить-есть хочется, и мне. Вше умирать трудно, и мне. Один конец. В это время гляжу - звезды высыпали, как просо, - осень была, август. Как задрожит у меня селезенка. Показалось мне, Мстислав Сергеевич, будто все звезды - это все - я. Все - внутри меня. Не тот я - не вошь. Нет. Как зальюсь я слезами. Что это такое? Да, смерть - дело важное. Надо по-новому жизнь переделать. Человек - не вошь. Расколоть мой череп - ужасное дело, великое покушение. А то - ядовитые газы выдумали. Жить я хочу, Мстислав Сергеевич. Не могу я в этой темноте проклятой...
лёша толстой, аэлита
СсылкаОтветить